Как опыт нелюбви разрушает человека

Современный социальный стандарт любовно-половых отношений таков:

  • в школе разнуздывают половой инстинкт (в первую очередь посредством совместного обучения);
  • массовая культура прививает мысль, что одному быть ненормально и «надо кого-то найти» из того, что есть в наличии;
  • а также убеждение, что физическая близость – это средство получения удовольствия (а не формирования родственного чувства), –

итогом такого подхода являются психические травмы из-за нелюбви.

В результате человек утрачивает способность любить. Это может произойти двумя способами:

  • повторением нескольких непродолжительных связей, не сопровождающихся привязанностью;
  • одной длительной связью с сильной привязанностью (хотя бы из-за длительности такой связи), которая заканчивается разрывом.

Что именно происходит, когда один человек сближается с другим без чувства любви?

Физические сигналы нелюбви

Когда две особи совокупляются без чувства любви, их физические тела посылают и воспринимают соответствующие сигналы. Люди по-разному прикасаются и обнимают друг друга, когда любят и когда нет.

Когда человек достаточно чуток к собственному внутреннему миру, он может осознать, что наряду с разрядкой от сброса напряжения ему как-то не очень хорошо. Но чаще всего эти сигналы не осознаются, и при этом накапливаются, а человек потихоньку саморазрушается.

Нарушение механизма формирования родственного чувства

Для людей, в отличие от животных, физическая близость – это механизм формирования родственного чувства. Возможно, самый мощный механизм.

Животные, совокупляясь, получают разрядку и сбрасывают накопившееся напряжение. Кстати, один из 4 принципов работы психического аппарата по Фрейду – принцип нирваны (как раз об этом).

Люди через физическую близость могут стать родными, исключительными и единственными друг для друга. А могут и не стать, если половых связей было много, и они начались до завершения психосексуального развития (по источникам зарубежного Интернета, оно полностью завершается примерно в 21 год).

У закоренелых бабников и шлюх механизм формирования родственного чувства вообще не работает. Для таких «людей» физическая близость перестает быть средством, с помощью которого два чужих человека могут стать родными (на уровне чувства), а выступает лишь средством разрядки напряжения и получения удовольствия.

К этому подталкивает школа и кино. Совместное обучение в школе: мальчики и девочки сидят в закрытом помещении и нюхают феромоны друг друга. Плюс друг друга созерцают, хотя школа, по идее, это место получения знаний. Ну а в современном кинище в каждом фильме кто-то с кем-то сношается, просто в обязательном порядке. Все это подталкивает к раннему совокуплению.

Итог – социальная атомизация. Люди не становятся родными, а остаются «партнерами», по сути чужими друг другу и посторонними, допускающими механическую замену. Следствие того, что никто никому не нужен – чувство неприкаянности, от которого каждый спасается, как может. Кто-то пьет, кто-то заводит собаку, многие бабы намертво привязывают к себе детей.

Страх привязанности

В любовных связях формируется привязанность к другому человеку. Когда люди расстаются, это всегда сопровождается обесцениванием. Один другого бросает, как будто выбрасывает надоевшую использованную вещь. В результате другой получает травму.

Рвется привязанность – страдает душа. Пережитая боль от разрыва кодируется в психике. А человеку свойственно избегать боли. И в следующий раз он будет тормозить свои чувства, чтобы не полюбить другого, не привязаться к нему, и избежать боли от возможного разрыва.

Некоторые умники даже придумали химеру – «любовь без привязанности». И пишут об этой ерунде статьи и книжки. Если вам такая попадется, вспомните о том, что в фильмах показывают зомбаков, причем вполне реалистично. «Любовь без привязанности» – то же самое, что зомбаки в фильмах – патологические миазмы больного воображения.

Накопление негативного аффекта

Любить может человек с чистым сердцем, т.е. тот, кто находится в состоянии внутреннего покоя, ибо именно в этом состоянии может зародиться любовь. Многочисленные связи становятся причиной множества эмоциональных процессов, которые не завершаются до конца, и присутствуют в психике, накапливаясь со временем (незавершенные гештальты).

Ни о каком чистом сердце при таком раскладе речи не идет. Наоборот, это самое сердце превращается в заплеванную урну или в загаженный сортир. Не стоит такого с собой проделывать, подпуская к себе низменных «партнеров».

Негативные обобщения

Пройдя через несколько опытов нелюбви (я часто и одного хватает), человек начинает интерпретировать реальность, исходя из прошлого опыта. Например, так:

  • все мужики козлы, т.к. когда-то давно один пошлый мудак говорил «люблю», а сам трахнул и на прощание в душу плюнул;
  • все бабы стервы, т.к. когда-то давно одна паскудная шаболда грамотно втерлась в доверие и развела на бабки, а на прощание ноги вытерла.

В результате негативных обобщений человек истолковывает направленную на него любовь как нечто пошлое (приписывает пошлый мотив). При таком раскладе можно сказать «аривидерчи» надежде на счастье в любви.

Враждебность

Озлобленность на людей противоположного пола. Обобщенного характера, т.е. на всех, независимо от того, как себя проявляет отдельно взятый конкретный человек.

Износ

От невоздержной жизни и многочисленных половых связей человек изнашивается. Есть такое слово – потасканный, оно означает «усталый, болезненный от распущенной, беспорядочной жизни» (словарь Ушакова). Потасканными бывают и мужики, и бабы. Есть еще слова «потаскун» и «потаскуха», они означают «человек, любящий таскаться, предающийся разврату, половым излишествам».

Не стоит таким становиться, и не стоит с подобным отребьем связываться. По сути, это человеческие объедки, причем они сами себя такими сделали, а объедками из мусорных бачков питаются только самые опустившиеся бомжи.

 

В результате травматичного любовно-полового опыта нарушается:

  • ценностное отношение к другому;
  • чувство любви;
  • формирование родственного чувства.

Травмированному человеку становится очень сложно полюбить самому или ответить на любовь – боль и страх останавливают. После травматичного опыта люди начинают называть любовью суррогатную «взрослую любовь» без ценностного отношения и подлинного чувства, это самообман. Многим хватает одного раза. Обожглись – и все. Некоторые начинают сами чморить в ответку тех, кого угораздит их полюбить.

Пошло-прагматический социум ополчается против романтической любви, а суррогатную одобряет.