Сердце и оболочка. Два вида любви

В человеке существуют как бы два «измерения», две «инстанции».

Во-первых, субъект. Эту инстанцию в литературе называют по-разному. Внутренняя сущность, суть человека, он сам настоящий, духовное ядро, или экзистенция. А образно говоря, сердце.

Это измерение человека невозможно воспринять эмпирически и сделать объектом рационального анализа. Его можно только почувствовать, своим сердцем.

Во-вторых, то, как человек проявляется, в физическом, психологическом и социальном планах. Его личность, характер, индивидуальные качества, идентичность. Образно говоря, оболочка.

Сердце:

  • является основой внутренней активности, не требующей внешних подкреплений;
  • позволяет распознать/постичь (мгновенно) внутреннюю суть другого человека;
  • сочувствует чужому страданию и откликается на чужую любовь;
  • способно любить, а не ценить (оценивать).

Оболочка:

  • это по большей части рассудок и половые органы;
  • по сути пассивна;
  • способна реагировать на внешние стимулы, в частности, половым возбуждением (так называемый «любовный пыл»);
  • реакция на повторяющиеся стимулы со временем становится все менее интенсивной, это называется «десенсибилизацией» (именно поэтому реактивно-оболочечная «любовь» проходит со временем);
  • также реакция быстро угасает при отсутствии внешнего подкрепления (именно поэтому «любовный пыл» быстро охлаждается равнодушием);
  • оболочка включает критериальный аппарат, позволяющий оценивать (ценить, уважать) другого человека.

Оболочка есть у каждого. Сердце (скажем так, пробужденное сердце) есть у немногих. Точнее, большинство людей совершают выбор и действуют так, как будто у них нет сердца.

Существует два принципиально различных вида отношения к человеку.

  1. От сердца к сердцу.

Один человек именно как субъект не хуже и не лучше другого. В этом смысле каждый может стать объектом любви, если говорить о внутренней сути, о «самом человеке». Правда, эту внутреннюю суть нужно увидеть.

Особенным (незаменимым, единственным) для кого-то конкретного человека могут сделать два обстоятельства:

  • узнавание в другом воплощенного образа идеала (прекрасного человека), если в душе есть образ совершенства, узнавание происходит мгновенно, как узнавание человека по фотографии (работают эмпатия и интуиция);
  • восприятие направленной на него любви, т.е. внутреннего субъективного отношения другого.

Узнавание образа идеала происходит через акт мгновенного постижения. А чтобы откликнуться на направленную извне любовь ответным чувством, у человека должно быть живое пробужденное сердце.

  1. Отношения оболочек.

Большинство людей не способно увидеть сущность другого, для них существуют только оболочки, и все на что они способны:

  • анализировать, сравнивать и выбирать лучшую по ТТХ (тактико-техническим характеристикам);
  • стимулировать своей оболочкой чужие оболочки, вызывая искусственное любовное возбуждение, сюда относятся стандартные ухаживания с целью «вызвать любовь» (конфетно-букетный период, ухажеры, соблазнение, добиваться кого-то), они ничем не отличаются от ритуала ухаживания у животных.

А вот некоторые паттерны мыслей, относящиеся к оболочкам:

  • общие интересы, есть о чем поговорить;
  • общие цели, возможность совместного пути;
  • вопрос «подходит – не подходит»;
  • утверждение «чувства могут возникнуть во время конфетно-букетного периода»;
  • утверждение «узнаете – тогда полюбите», «стерпится-слюбится».

Сердцем (сердцевиной существа) живут немногие, большинство живет оболочками, и видят не сердца, а оболочки. И «любовь» таких людей – это по сути отношения масок, за которыми нет живого человека, говорящих манекенов, биологических автоматов.

В связи с этим, вспоминается стихотворение Надежды Лохвицкой «Марьонетки».

Звенела и пела шарманка во сне…
Смеялись кудрявые детки…
Пестря отраженьем в зеркальной стене,
Кружилися мы, марьонетки.

Наряды, улыбки и тонкость манер,-
Пружины так крепки и прямы!-
Направо картонный глядел кавалер,
Налево склонялися дамы.

И был мой танцор чернобров и румян,
Блестели стеклянные глазки;
Два винтика цепко сжимали мой стан,
Кружили в размеренной пляске.

«О если бы мог на меня ты взглянуть,
Зажечь в себе душу живую!
Я наш бесконечный, наш проклятый путь
Любовью своей расколдую!

Мы скреплены темной, жестокой судьбой,-
Мы путники вечного круга…
Мне страшно!.. Мне больно!.. Мы близки с тобой,
Не видя, не зная друг друга… »

Но пела, звенела шарманка во сне,
Кружилися мы, марьонетки,
Мелькая попарно в зеркальной стене…
Смеялись кудрявые детки…