Школа – фабрика марионеток

Нужна ли Вам либертоника? Однозначно нужна, если Вы предпочитаете:

  • отдавать себе отчет в подлинных реальных чувствах, а не обесценивать свои чувства, называя «негативными» и «неположенными»
  • называть вещи своими именами, а не заниматься самоуспокоением, маскируя реальность и запутывая себя при помощи слов
  • ставить на первое место свои интересы, а не чужие потребности и социальные предписания
  • улучшать себя, а не принимать «каким есть», каким сформировала Вас социальная среда без Вашего согласия
  • улучшать свою жизнь, а не «искать хорошее в том что есть», в том что навязала Вам социальная среда

Коучинг для мужчин
Запишитесь прямо сейчас!
WhatsApp +7 (921) 572-87-72

Мои личные воспоминания о школе связаны, в первую очередь, с уроками литературы в восьмом и девятом классах, которые вела Любовь Николаевна Ч. На уроках она не заставляла пересказывать прочитанное, а учила рассуждать, сочинения всегда задавала на свободную тему, лучшие работы читала вслух, – такой подход был необычен для советской школы. Именно после уроков Любови Николаевны во мне стало проявляться и развиваться самостоятельное мышление. Этот учитель оказал на меня жизне-определяющее влияние, и я благодарен.

С течением времени я стал понимать, что школа выработала во мне ряд качеств, которые серьезно мешают жить. Речь идет о советской школе, в которой я учился. При этом современная школа в России во многом наследует традиции советской системы образования.

Лет 10 назад я прочитал книгу американского школьного учителя Джона Гатто «Фабрика марионеток». Именно она послужила отправной точкой для написания этой статьи.

Считается, что общеобразовательная школа дает знания и расширяет кругозор, готовит ребенка к «взрослой жизни», и что бесплатное среднее образование – огромное благо. На самом деле, знания и кругозор – это лишь повод обработать массу детей и сделать из них послушных марионеток. Давайте посмотрим, что на самом деле делает с ребенком школа.

Приучение к насилию и отсутствию выбора

Прежде всего, школа учит подчиняться и терпеть. В школу ребенка загоняют, отказаться и не ходить он не может. Это – насилие.

Школьная программа утверждена Министерством образования, изменить ее под свои интересы ребенок не может (даже если есть какая-то вариативность в выборе программы). Это – безальтернативность.

За 11 лет ребенок привыкает и к тому, и к другому. И в дальнейшем взрослый человек без протеста подчиняется насилию и считает «нормальным» отсутствие выбора. Что скажут – то и будет делать, что на тарелку положат, то – и будет есть.

Приучение к самоподавлению и усидчивости

Ребенка, который до этого, по идее, был спонтанным и делал то, что было интересно и что хотелось делать, на 11 лет засаживают на парту. Сидеть нужно 45 минут, потом перемена, потом снова 45 минут, и так несколько раз в день, 5 или 6 дней в неделю.

Когда подросший ребенок поступит в ВУЗ, продолжительность «усидки на одном месте» возрастет до полутора часов. А после ВУЗа окончательно сформированный взрослый будет приспособлен к 8-часовому рабочему дню, с перерывом на обед посередине. Продолжительность «усиживания» планомерно возрастает: 45 минут в школе, полтора часа в ВУЗе, два раза по 3 часа на «взрослой работе».

Сидеть смирно, подавляя свою спонтанную активность – главный навык, который прививает школа. А для тех детей, которые сопротивляются обработки, придуман ярлык СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности. Их объявляют больными и «лечат».

Приучение к безынициативности и внешней дисциплине

Социальные винтики должны крутиться, как колесики в часах. Каждый на своем месте и делает то, что должен, а не что захочет, или к чему подвигнут чувства. Тогда экономический механизм будет работать, как часы, без сбоев.

Этому также учат в школе. Расписание уроков. Ребенка заставляют делать то, что положено, и тогда, когда положено. Причем положено кем-то другим, а не самим ребенком.

За 11 лет при таком подходе любые поползновения к проявлению инициативы отбиваются напрочь.

Дисциплина считается добродетелью и достоинством. Правда, есть 2 вида дисциплины:

  • внешняя (навязанный режим) и
  • внутренняя (самодисциплина).

Как правило, взрослый человек, привыкший подчиняться внешней дисциплине, оказывается совершенно неспособным к самодисциплине. Он – не хозяин самому себе. Поэтому распространены ожирение и алкоголизм.

Приучение к власти чужих людей

До школы ребенок находился под властью родителей. Родители – родные люди и, как предполагается, любят ребенка, ребенок родителям дорог. В школе он попадает под власть учителей. Учителя – чужие, и ребенок им безразличен.

Власть чужого человека у нормального ребенка вызывает протест. При этом ребенок не может сопротивляться, т.к. психика еще не окрепла. За 11 лет школьной неволи этот протест подавляется. И в дальнейшем взрослый человек привычно подчиняется власти чужих и безразличных людей – работодателей.

Приучение к власти внешних оценок

В школе ребенка оценивают: постоянно и систематически. За ответы у доски, домашние задания. За хорошие оценки хвалят учителя и родители, а одноклассники завидуют. За плохие оценки учителя и родители ругают, а одноклассники смеются.

Похвала, ругань, зависть и высмеивание, – влияют на эмоциональное состояние ребенка. А потом даже они становятся не нужны: эмоциональное состояние начинает зависеть напрямую от оценки. Хорошие оценки радуют, плохие расстраивают. При том, что оценка – это всего лишь закорючка в классном журнале. По сути, вырабатывается условный рефлекс, прямо по Павлову. В дальнейшем привычка к власти оценок позволяет управлять взрослым человеком.

Именно в школе человека подсаживают на социальное признание. Которое, по сути, тоже является оценкой. В погоне за этим самым признанием взрослые люди даже жизнью жертвуют, бросаясь на амбразуры пулемета, чтобы получить посмертную медальку и кликуху «герой». Я уж не говорю о всяческих символах корпоративного признания, типа почетных грамот, ради которых гробят свое здоровье и жизнь.

При этом, способность оценивать самого себя по своим собственным критериям у большинства взрослых людей практически не развита. Они нуждаются во внешних оценках, до самой смерти.

Приучение к коллективизму и социальной зависимости

Школа учит быть в стаде, и при этом быть как все.

Детей сгоняют в классы. В течение 11 лет они привыкают постоянно находиться в коллективе. Взрослый человек привыкает, что он всегда «с людьми», и в дальнейшем, оставаясь один, начинает испытывать дискомфорт.

Большинство людей, обработанных школой, не выносят одиночества. Именно поэтому они всегда с «друзьями» (которые сдадут за 3 копейки), всегда «в компании» (в стаде), всегда имеют партнера (а партнер имеет их). Как поется в песне Макаревича:

… и не ее вина,

Что она все время с кем-то и все время одна.

И это так, потому что в условиях массовки невозможно искреннее общение и близость. Они возможны только в режиме «тет-а-тет».

Масса нивелирует человека под общепринятый стандарт, вынуждает быть «как все». При отклонениях окружающие посылают сигналы неодобрения, пока выбившийся из общей колеи не исправится. А если исправляться он не захочет – его подвергнут репрессиям: высмеиванию или даже остракизму (перестанут замечать и приглашать на общие тусовки).

Привитая школой склонность быть в коллективе и неспособность выносить одиночество позволяют управлять человеком.

Отбивание увлеченности и живого интереса

Школа приучает к скучной деятельности.

В школе – программа, примерно 20 предметов. А по-настоящему интересовать одного человека может максимум 2-3.

Ребенка заставляют заучивать массу информации, невзирая на то, что она ему не интересна. Несмотря на скуку и внутреннее сопротивление.

В итоге за 11 лет насильственного впихивания в мозг неинтересной информации у ребенка возникает стойкое отвращение. А способность увлекаться чем-то и испытывать живой интерес, – подавляются.

Это крайне необходимо для управления взрослым человеком. Который будет заниматься тем, что «надо» и «должно», а не тем, что увлекает и вызывает интерес. Ведь надо же кому-то стоять у прилавка и чистить туалеты, такая деятельность по определению увлекать не может. Большинство «взрослой работы» носит именно такой, скучно-рутинный, характер. В школе детей приспосабливают к тому, чтобы такие функции выполнять.

Отбивание вкуса к творчеству

Это – закономерное следствие подавления увлеченности и живого интереса. Творческие личности в большом количестве не нужны. А нужны – послушные исполнители, которые хотят того, что им положено хотеть.

Вкус к творчеству отбиваются путем принуждения и оценок. Чтобы отбить интерес к творчеству (писательство, рисование, музицирование, пение…), нужно заставлять это делать в обязательном порядке, и ставить за это оценки. При этом делают вид, как будто «всесторонне развивают» ребенка.

Дальше – путем стандартизации. Творчество вариативно, как игра. А в школе всё по прописи. Школа основана на принципе копирования ребенком себе в мозг чужих мыслей, и последующего воспроизведения. Писать или списывать, рисовать или срисовывать, – наблюдаемый результат как бы «одинаков». При этом эмоции разные: радость или скука.

После такой обработки взрослые «творцы», у которых вкус к творчеству отбит не полностью, пьют и наркоманят, чтобы раскрепоститься, и ослабить последствия школьной обработки.

Приучение к шаблонному мышлению

Школа учит «познавать мир» через учебники и лекции, т.е. усваивая мнение авторитета, а не в результате непосредственного контакта с интересующей областью реальности.

Школа учит усваивать готовые мнения, а не придумывать свои ментальные модели реальности и уточнять их.

Прочитай – заучи – повтори.

Как вариант:

  • на основе тенденциозно подобранного материала
  • ответь на кем-то заданные вопросы
  • и получи заранее запланированные выводы

Которым будешь верить, т.к. они якобы «твои собственные».

Привлекать дополнительный материал и задавать неположенные вопросы запрещается.

Отбивание интереса к культуре, иллюзия что «все узнал»

После школы создается иллюзия, что уже «все узнал». Перечитал всех классиков, изучил историю, познакомился с достижениями культуры. И якобы «всё уже известно». И что-то узнавать дальше и самому как бы незачем.

При этом, «знакомство» с культурой происходит в таком возрасте, когда человек понять ничего не может, по причине отсутствия жизненного опыта. И потом, когда опыт появится, человек не обращается к классической культуре, потому что он «всё уже прошел». Вместо этого всасывает попсовую муть, льющуюся с киноэкранов. И эта самая муть подкрепляет его мировоззрание и мироощущение, делая стандартным винтиком социального механизма.

Блокировка самоопределения, приучение к поверхностности

Школа не позволяет сфокусироваться на том, к чему лежит сердце. Фокусировка на чем-то предполагает отказ от остального. А в школе отказаться от неинтересного и скучного нельзя. Программа для всех одна (даже при возможности выбора из нескольких программ), независимо от того, кому что интересно. Что положено, то и должен усвоить. Такой подход вызывает отвращение ко всему вообще.

На выходе получаются стандартизированные посредственности без подлинного интереса и увлеченности чем-либо. Поверхностно знакомые со всем подряд, и при этом ничем серьезно не увлекающиеся.


Очень многие учителя – это самоотверженные люди и искренние энтузиасты своей профессии. За сравнительно скромную зарплату и при сильной загрузке, они стараются передавать детям, говоря словами Н.А. Некрасова «разумное, доброе, вечное», – в меру своих возможностей и понимания. При этом, сама система организации обучения построена так, чтобы вырабатывать у детей привычку к конформности.

Детей загоняют в школу, родители их туда отдают, не задаваясь вопросом: «А можно ли по-другому?» Обрекают на 11 лет несвободы, на оболванивание стандартизированной программой, а зачастую на страдания, если ребенок становится объектом травли. Школа подавляет детей, формируя из спонтанного и непосредственного ребенка запуганного и послушного взрослого обывателя. В школе детей длительным давлением нагибают в конформно-зависимое положение, в котором они остаются всю оставшуюся жизнь.

Лучшее, что могут сделать родители для своего ребенка – избавить его от этой мясорубки (это метафора), дав домашнее образование.

Понравилась статья?
Запишитесь на коучинг!
Только для мужчин
WhatsApp +7 (921) 572-87-72
Записывайтесь!